Глава вторая. Интеллектуальный жир

Глава вторая. Интеллектуальный жир

Не вините меня, если вам сложно принять тот факт, что человек как биологический вид развивался на таких деликатесах, как мясо мамонта или олений язык. Вините свой мозг. Именно потребности мозга в большей степени, чем любой другой фактор, обуславливают тягу человека к жирной пище. Мозг и жир так же неразлучны, как Том и Джерри или Василий Иванович с Петькой. Их взаимосвязанность возникла в ходе эволюции. Неудивительно, что здоровье мозга зависит от того, удовлетворена эта базовая потребность организма в жире или нет.

Для исследователей эволюции главным предметом изучения является мозг, так как скорость, с которой человеческий мозг развивался и увеличивался в размерах, по сравнению с мозгом других живых существ, по-настоящему впечатляет. Именно мозг делает нас людьми и наделяет способностью думать, чувствовать, говорить. Благодаря мозгу появились философия, культура и искусство.  Это та часть нас, которую мы должны защищать, сохранять и оптимизировать таким образом, чтобы противостоять токсичной окружающей среде современного мира. Для этого необходимы умные решения, критическое мышление и продуманные действия. К сожалению, в настоящее время мозг подвержен угрозам больше, чем любой другой орган.



 

Когда я наблюдаю за мозгом пациентов, которые проходят процедуру нейронной обратной связи (neurofeedback) – волнистые линии  электроэнцефалограммы показывают электрическую активность мозга, я знаю, что всю эту деятельность производят два могучих полушария, которые на 80% состоят из жира. Почти половина из этого – защитная прослойка насыщенного жира (так как наш мозг не в замороженном состоянии), который содержит 25% всего холестерина, который есть в нашем организме. У мозга есть секретное, уникальное по своей природе оружие – способность использовать на постоянной основе специальные единицы энергии из жира – кетоны. Только человеческий мозг имеет такую способность (1). Что же делает наш мозг с этими жирными образованиями и уникальной полученной из жиров энергией? Он может решать сложные проблемы с молниеносной скоростью, которая не под силу даже компьютеру, он может размышлять на такие философские темы, как происхождение нашей Вселенной и наше существование.

Самое удивительное то, что мы приобрели эти невероятные неврологические машины, потому что перестали жевать листья бамбука и стали обгладывать кости. Без этого фундаментального сдвига мы могли стать очередным пузатым приматом, который ради пропитания бродит по лесу по четырнадцать часов в день и выискивает вкусных жучков на спинах своих сородичей. Разве мясо и жир, к которым мы испытываем тягу, могли обеспечить все энергетические потребности большого голодного мозга? Этого мы не знаем точно (хотя похоже, что так и есть), но мы точно знаем, что на наш приходится гораздо больше энергозатрат, чем у любых других млекопитающих и приматов нашего размера. Когда у нас появились плотоядный (относительно) пищевой тракт и крепкий желчный пузырь, мы получили возможность пополнить эти энергозатраты путем употребления мяса и животного жира вместо растительной пищи. Такой рацион содержал много калорий, которые было невозможно получить от многочасового жевания листьев (2).

Эта теория является общепризнанной и известна в палеоантропологии как «гипотеза дорогой ткани» (3). Согласно этой теории, что повышенные энергетические потребности относительно большого мозга (самой дорогой ткани с точки зрения затрат на энергоресурсы) компенсировались относительно небольшим желудочно-кишечным трактом, который может эффективно переваривать мясо и жир. Такое развитие пищеварительного тракта, наряду с употреблением ключевых длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот (LC-PUFA), имеющих решающее значение для развития мозга, привели к когнитивному квантовому скачку, благодаря которому мы превосходим других приматов. (Жирные кислоты представляют собой группы молекул жира, которые могут всасываться в кровоток и использоваться организмом). Цитируя ветеранов исследований, посвященных кето-питанию, докторов медицинских наук Джорджа Ф. Кэхилла и Ричарда Вича: «Без такой метаболической адаптации (то есть использование жира как основного источника энергии) у хомо сапиенс не было бы такого большого мозга» (4).

 



История о двух видах мозга

 

Давайте вернемся примерно на два миллиона лет назад, и вы обнаружите, что объем мозга нашего самого первого предка рода Homo был примерно 900 см3, что в два-три раза превышает размер мозга нашего ближайшего сородича-примата шимпанзе (5). К тому времени, когда наш предок Homo erectus эволюционировал анатомически до современного Homo sapiens, его мозг успел увеличиться в размере на 75% и во много раз сложнее функционировал.  Эта быстрая энцефализация (отношение массы мозга к общей массы тела — технический термин для роста мозга) — произошла примерно за 180 000 лет, что является относительно коротким периодом эволюционного времени (6). Например, гораздо меньший по размеру мозг шимпанзе за семь миллионов лет вовсе не изменился. Это во многом связано с тем, что мы придерживаемся разных диет, обладаем различными пищеварительными системами и разным механизмом накопления и синтеза жиров.

 

Мне нравится использовать сравнение шимпанзе-человек, потому что в некоторых диетологических кругах господствует миф, согласно которому мы всего лишь приматы – голые обезьяны, а раз приматы едят в основном растительную пищу, значит, и мы должны есть растительную пищу. Но это не так. Конечно, большинство наших генов совпадает с генами наших ближайших родственников – шимпанзе, и у нас есть некоторые заметные сходства, но наши различия не так ничтожны, как некоторые думают. Что касается сходств, мозг человека и шимпанзе состоит из жирных кислот. Но один мозг имеет сложную структуру, а другой менее сложную структуру. Почему? Причина заключается в том, что мы используем разные виды жира.

Представьте себе ежедневный рацион шимпанзе. Возможно, он содержит небольшое количество мяса – главным образом падаль, насекомые и мелкие животные, в которых немного белка и очень мало жира. Основная часть рациона – растительная пища, огромное количество растительной пищи. И то, что шимпанзе делает с этой растительной пищей, впечатляет:  растительная пища обрабатывается в невероятном бродильном чане (который отсутствует у людей) в животе шимпанзе. Кроме этого, в животе шимпанзе расположен толстый кишечник, который на 60% больше толстого кишечника человека. Микрофлора (кишечные бактерии) превращает растительный материал в короткоцепочечные насыщенные жирные кислоты. Благодаря этому довольно продолжительному и трудоемкому процессу (шимпанзе нужно постоянно есть, а ее микрофлоре постоянно производить ферменты) шимпанзе получает необходимые калории, чтобы обеспечить 50% своих энергетических потребностей из насыщенных жиров. Как ни странно, но углеводы из сладкой/крахмалистой растительности обеспечивают лишь небольшое количество энергии.(7) Весь процесс производства энергии, по меньшей мере, неэффективен, но поскольку мозг шимпанзе довольно «дешев» (он использует около 8% всей энергии, которую шимпанзе получает), этого достаточно.

 

Физиология человека развивалась совсем по-другому. Большой человеческий мозг очень голодный или, другими словами, «дорогой», так как требует 20-30% доступной для организма энергии. Эти энергетические потребности еще более выражены в ранние годы. Мозг младенцев используют 85% или даже больше всех поступающих калорий, а мозг детей постарше – 45-50%. (8). Для того чтобы удовлетворить эти потребности, наша пищеварительная система обрела суперспособность – получать максимум энергии напрямую из пищи, а не из микробной ферментации. Мы развили пищеварительную систему на основе соляной кислоты с более длинным тонким кишечником и более короткой прямой кишкой, чем другие приматы. Это предназначено для того, чтобы мы не нуждались (да и не могли) потреблять огромное количество растительной пищи для получения жирных кислот и других питательных веществ; вместо этого у нас есть способность обойти длительный процесс ферментации и получать готовые жирные кислоты, употребляя в пищу животных, которые уже сделали конверсию вместо нас, в виде мяса пасущихся животных. И жирные кислоты, которые мы получаем из животной пищи, полностью изменили правила игры.

 

DHA: Жирные кислоты, которые определяют наш интеллект

 

Для работы мозга требуется больше, чем просто калории; он использует в качестве строительного материала множество различных жирных кислот и много холестерина. Если мозг шимпанзе использует преимущественно омега-6 незаменимые жирные кислоты, полученные из растительных продуктов, в качестве строительного материала, мозг человека настроен использовать две ключевые длинноцепочечных жирные кислоты, которые известны как арахидоновая кислота (АА) и омега-3, докозагексаеновая кислота (DHA). Эти жирные кислоты можно получить только из (как вы уже догадались) продуктов животного происхождения. Эта конкретная пара предварительно сформированных жирных кислот животного происхождения обусловливает многие уникальные познавательные способности человеческого мозга.(9) Это строительный материал, из которого состоят сложные структуры мозга с более развитыми функциями, такими, как неокортекс и префронтальная кора. DHA, в частности, является доминирующей формой хранения омега-3 в мозге человека. Это, возможно, самая важная жирная кислота, так как она составляет целую четверть нашего мозга. Мы обязаны своим человеческим качествам в немалой степени этому чудодейственному жиру, содержащемуся в мясе животных, которые паслись  на пастбище, и в дикой рыбе. (АА, между тем, является удлиненной омега-6 животного происхождения, необходимой для когнитивного функционирования, но она должна быть в правильном балансе с достаточным количеством омега-3, которая содержится в мясе диких и пасущихся животных).

Вы можете сказать, что получаете омега-3 из льняного масла (или из масла семян чиа, или из южноамериканского масла сача инчи), ведь на бутылочке написано «содержит много омега-3»! В чём подвох? Мне очень жаль вас разочаровывать, но наш мозг на самом деле не способен использовать омега-3 из растительных масел (этот тип омега-3 называют альфа-линоленовой кислотой – ALA) (10). Для того чтобы ALA стала строительным материалом для мозга, она должна стать удлиненной путем сложного биохимического процесса ферментативного превращения (пояснение для самых дотошных: вещества, участвующие в данном процессе, называются десатуразными ферментами). В отличие от шимпанзе и коров, люди имеют очень ограниченную способность производить этот процесс. У нас есть способность конвертировать около 6% ALA в вещество, называемое эйкозапентаеновой кислотой (EPA), и совсем незначительное количество в DHA. (Кроме того, люди кельтского, североевропейского происхождения, а также коренные американцы генетически не могут конвертировать даже такое незначительное количество и не могут совершать эти преобразования вообще, так как не имеют ключевой фермент в этом процессе —  дельта-6-десатуразы) (11).



 

Помимо того, что эти дорогие масла, будь то лен, чиа, сача инчи, перилла или грецкий орех, плохо конвертируются (если конвертируются вообще) в удлиненные омега-3, которые необходимы вашему мозгу, они имеют еще один недостаток: они скорее всего окислятся еще до того, как вы опустошите половину бутылочки, так как растительные масла очень хрупкие и быстро прогоркают, после того, как их выжимают из семени или ореха и подвергают воздействию воздуха. Если вы будете на них готовить, они гарантированно окислятся и станут непригодны для использования (и даже опасными для вашего здоровья). Потребление даже высококачественных растительных источников ALA в количестве, необходимом для наилучшей конверсии (при отсутствии генетических или метаболических ограничений), может легко наполнить ваш организм разрушающими ткань свободными радикалами. И наоборот, животные продукты обеспечивают ваш организм омегой-3 вместе со здоровыми насыщенными жирами, которые защищают их от окисления, тем самым, не позволяя им причинять вред. Насыщенные жиры на самом деле помогают омега-3 безопасно проникать в те органы, которые нуждаются в них. Например, для борьбы с воспалением или, конечно же, для работы мозга. Природа предусмотрительно поместила насыщенные жиры вместе с омега-3 в идеально сбалансированный продукт питания – мясо животных, которые паслись на лугу.

Игра пищевых цепочек

Коровы, овцы и козы были созданы для того, чтобы пастись. Они классифицируются как жвачные животные, это имя, полученное из латинского слова ruminare, что означает «пережевывать». Внутри их животов большие пищеварительные системы, состоящие из четырех желудочных камер, которые позволяют им проглотить корм, а затем позже возвратить его обратно в полость, чтобы разбить на более мелкие частицы, а затем снова проглотить, где микроорганизмы ферментируют пищу, превращая ее в короткоцепочные насыщенные жирные кислоты — главным образом масляную кислоту, которую затем жвачные животные используют, чтобы покрыть до 70% своих энергозатрат. Между тем, они также превращают ALA из хлоропластов зеленых растительных клеток в EPA и DHA, а затем сохраняют их в своих тканях. Наше положение в верхней части пищевой цепи, (человек является охотником за травоядными животными) позволили нам эксплуатировать работу, которую они сделали вместо нас.

Основная мысль такова: потребление предварительно сформированных удлиненных омега-3 из продуктов животного происхождения — животных, которые ели свежую зеленую траву / натуральный корм на протяжении всего их жизненного цикла, и им разрешалось свободно передвигаться, получать большое количество солнечного света, радикально изменило способ работы нашего мозга и наши возможности. И сегодня наша изначальная физиология не изменилась, даже учитывая, что растительные масла из орехов и семян в изобилии доступны на полках магазинов здоровой пищи. Богатые жиром пищевые продукты животного происхождения, богатые DHA, EPA и достаточным количеством АА (наряду с множеством других уникальных и важных питательных веществ), не подлежат обсуждению с точки зрения пользы для вашей неврологической системы. Но животные, которых кормили зерновым кормом, содержат немного другой жир, как мы узнаем далее. И дефицит жиров из мяса животных, которые паслись и ели зеленую траву, в рационе большинства людей, это довольно серьезная проблема, которую почти не обсуждают. Если вы можете запомнить только одну вещь после прочтения этой главы, запомните это: если DHA не входит в ваш рацион, его нет в вашем мозге.

“Картофельная гипотеза” vs “гипотеза дорогой ткани”: кто победит?

Несмотря на то, что гипотеза «дорогой ткани» является общепризнанной, еще не изжил себя традиционный подход, согласно которому мы обязаны своим большим мозгом крахмалистым продуктам (другими словами, дикорастущим клубням и корнеплодам, которые появились до возникновения сельского хозяйства, своеобразным доисторическим предкам ямса и морковки). ​​Эта «картофельная гипотеза» основана на ошибочной идее, которую эта книга опровергает, что глюкоза, энергия из углеводов, является основным и предпочтительным источником топлива для человеческого мозга. Как я докажу вам на следующих страницах, это утверждение справедливо только, если вы специально приучали свой мозг использовать глюкозу в качестве топлива, питаясь долгое время пищей с неестественно большим количеством сахаров и крахмала. Жир животного происхождения – это то, на чем мозг работает лучше всего; то, что ему нужно, чтобы увеличиваться в размерах и функционировать наилучшим образом каждый день. Достаточно всего лишь пробежаться по «картофельной гипотезе», чтобы прийти к фундаментальной и ключевой идее: люди не могли эволюционировать питаясь растительной пищей, даже если другие приматы эволюционировали именно таким образом, потому что в растительной пище нет достаточного количества калорий, необходимых в качестве строительного материала жирных кислот и других важных нутриентов, чтобы обеспечить потребности нашего мозга.

Вы говорите “картошка”, я говорю “бекон”

Веганам это не понравится, но диета, основанная на растительной пище, противоречит нашей эволюции. Дикие волокнистые клубни, которые попадались нашим предкам, было сложно переварить, потому что крахмал из сырых клубней не расщепляется и нутриенты не всасываются в тонком кишечнике. Крахмал из корнеплодов и клубней переваривается нашим организмом только после длительной высокотемпературной обработки. Если бы мы получали энергию из крахмалистых корнеплодов, нам бы пришлось начать готовить пищу еще на ранних этапах эволюции. Согласно последним данным, способность люди научились добывать огонь только 75 000 – 100 000 лет назад. К этому времени наш мозг уже успел развиться. Интересный факт: исследования показывают, что использование огня на постоянной основе не привело к повышенному потреблению растительной пищи, даже в средних полосах, где растительной пищи было в изобилии.

Более важно то, что потребление растительной пищи потребовало бы достаточного количества амилазы, фермента, который способствует перевариванию крахмала. Двести тысяч лет назад у нашего вида не было нужных генов, чтобы производить большое количество амилазы, но мозг к тому времени уже успел увеличиться (18). Более того, мы все еще не полностью адаптировались к потреблению крахмала: современные люди по-разному переваривают крахмал, даже в приготовленном виде. Причина заключается в том, что у современных людей разное количество гена амилазы – от 2 до 16 копий ( и нет такой корреляции – чем больше мозг, тем больше копий).

Корнеплоды и клубни – приготовленные или сырые, не предоставляют мозгу необходимое количество нутриентов. Даже если бы наши предки были в состоянии использовать калории из крахмала, они бы получали меньшее количество калорий и нутриентов, чем из жира животных, на которых они охотились.

И раз уж мы затронули эту тему, давайте обратим внимание на заблуждение, что первобытные люди бродили по земле и жевали фрукты, мед и орехи. Эти лакомства были сезонной пищей и только в средней полосе. Такие продукты, несомненно, помогали нам набирать жир на зиму и на голодные годы, способствуя развитию средней инсулинорезистентности, благодаря которой мы научились запасать сахар в виде жира. Но растительной пищи было мало, недостаточно, чтобы выжить в экстремальных условиях Палеолита. Для тех, кто жил в ледниковый период, неважно в какой именно экосистеме, жир в рационе был основой выживания. Все сводится к тому, что приготовление пищи не способствовало развитию и увеличению нашего мозга. Наш мозг увеличился не за счет картофеля или других углеводов. Животный жир в рационе, много животного жира в рационе – вот, что стало материалом для строительства сложной структуры нашего мозга, благодаря которому мы стали людьми (19).

 

Кетоны: естественное топливо для вашего мозга

Исследования доктора медицинских наук и эксперта по метаболизму George F. Cahill Jr. подтверждают данную теорию: оказалось, что люди – единственные живые существа, которые могут полноценно функционировать на одних кетонах, единицах энергии, которые производятся из жира. Это уникальная эволюционная адаптация, которую создал наш мозг! Мозг – самый дорогой орган в нашем организме, и для того, чтобы он функционировал, необходима самый питательный, самый надежный и постоянный источник энергии – жир. Как вы успели узнать из главы 4, мозг может использовать как глюкозу, так и кетоны. Мозг достаточно гибкий в этом плане, но все же предпочитает жир и лучше функционирует именно на жире. На самом деле жир настолько хорошее топливо для нашего мозга, что если вы полностью перейдете в режим жиросжигания (то есть, когда будет достигнут эффективный уровень кето-адаптации), то кетоны, которые производит ваш организм, будут стимулировать рост новых нейросетей и защищать нейроны от разного рода повреждений (20). По этой причине кето-питание используется в качестве лечения различного рода неврологических нарушений и заболеваний – и зачастую со скорыми и впечатляющими результатами.



 

Второе удивительное открытие заключается в том, что жиросжигание — естественный для всех нас процесс. Наши первые нейросети функционируют и развиваются на кетонах. Основное топливо для развития мозга младенца – жир из материнского молока (в форме кетонов) (21). Согласно доктору Cahill, «чем больше соотношение между телом и мозгом, тем быстрее развивается кетоз» (22). В том же докладе он продолжает: «мы единственные приматы, которые рождаются с жировыми отложениями, которые необходимы в качестве источника питания для нашего большого мозга». Сахара в материнском молоке тоже важны – они питают лактобактерии в кишечнике ребенка и легко перерабатываются в подкожный жир, чтобы обеспечить ребенка защитным слоем. Если говорить в терминах Ледникового периода, то чем полнее ребенок, тем больше у него шансов выжить.(23)

Кетоны, которые организм получает из запасенного жира, жизненно необходимы для ускоренного развития мозга. Организм младенцев не производит амилазу, которая способствует перевариванию крахмала. По крайней мере, пока младенцу не исполнится пять месяцев. Природа все продумала заранее и сделала жир главным топливом для мозга с самого нашего рождения. Как только мы начинаем кормить детей крахмалистыми и сладкими продуктами, мы нарушаем этот естественный процесс. И дети начинают хотеть сладости.

Эти научные открытия подтверждают теорию жиросжигания. Для нашей первобытной физиологии естественно использовать кетоны в качестве топлива для мозга. А если говорить о том, какие  плюсы от кетонов для нашего мозга, то диета, основанная на крахмале, остается далеко позади.

Удивительное уменьшение мозга

У палеоантропологов и других ребят, которые любят изучать наших предков, плохие новости: наши мозги усыхают. Самые большие мозги были у кроманьонцев – об этом свидетельствуют исследования остатков кроманьонцев. Это были здоровые и сильные люди, которым пришлось жить в условиях Ледникового периода там, где сейчас расположена Европа. С тех пор наши мозги становятся все меньше и меньше. Больше всего наши мозги уменьшились за последние 10 000 лет – эра сельского хозяйства, диеты, основанной на крахмалистой пище и зернах. Если бы «картофельная гипотеза» была бы верной, тогда можно было бы ожидать, что здоровье и функционирование нашего мозга (размер и степень развитости мозга) значительно улучшились с момента введения в рацион большого количества крахмалистой пищи.  Но получилось с точностью наоборот.(24) С тех пор как мы заменили питательную животную пищу крахмалистыми продуктами, наш мозг начал уменьшатся. Совпадение? Не думаю.

 

Как так вышло, что мы лишились 10% нашего мозга за менее, чем 10 000 лет? Неужели употребление зерновых и крахмалистых продуктов способствовало тому, что «наш мозг стал более эффективным», то есть мы можем делать больше с меньшим размером мозга (как утверждают сторонники «картофельной гипотезы»)? В свете нашего эволюционного прошлого это больше звучит не как жизнеспособная гипотеза, а как попытка найти рациональное объяснение.

Более убедительное объяснение заключается в том, что наш мозг начал уменьшаться, потому что мы перешли с диеты, которая на 90% состояла из животных продуктов, богатых необходимыми для мозга жирами, на диету, которая только на 10% состоит из животных продуктов. Наш мозг потерял строительные материалы (DHA — докозагексановая кислота, ДЗК) и жирорастворимые нутриенты, которые оптимизировали его работу. Задумка природы, согласно которой наш мозг состоит из жира, функционирует на жире и растет на жире, была нарушена. Это оказало огромное воздействие на все, включая то, как мы стареем. Как вы узнаете из Главы 8, растительная диета и всплеск нейродегенеративных заболеваний и нарушений тесно взаимосвязаны.

 

Переосмысление вегетарианства

Любители овощей, ликуйте: согласно the Primal Fat Burner Plan, на вашей тарелке обязательно должны быть волокнистые овощи и зелень (некрахмалистые – листовая зелень, спаржа, цветная капуста и огурцы, но не картофель, рис, бобы, горошек и кукуруза), чтобы обеспечить организм фитонутриентами, которые необходимы в современных условиях. Вегетарианцы, не спешите ликовать: животные продукты питания также должны присутствовать в рационе.

 

Я работаю с человеческим мозгом в качестве врача, практикующего метод нейронной обратной связи, я пришла к неизбежному выводу – наиболее поврежденные и трудно поддающиеся лечению мозги у вегетарианцев, особенно, у веганов – тех, кто долгое время придерживаются низкожировой и высокоуглеводной пищи. Неважно, что они едят – цельнозерновую пищу или переработанную,  излишнее доверие к аллергенным и приводящим к воспалениям зерновым и бобовым приводят к одинаковым последствиям: дефицит жирорастворимых витаминов, полноценных белков, жирных кислот (DHA и EPA) и холестерина нарушает функции мозга, что впоследствии приводит к пониженному настроению или к резким скачкам настроения, раздражительности, тревожности, бессоннице, нарушениям внимания, аутоиммунным заболеваниям и симптомам нейродегенеративных заболеваний.

Помимо этого, постоянные скачки глюкозы и инсулина вследствие обилия сахара, зерновых и крахмала в рационе приводят к старению организма и мозга. Они выглядят так, словно их здоровье и ясность сознания разрушено. Они чувствуют, что что-то не так. С точки зрения физиологии наших предков, их состояние не вызывает удивления. Ничто не стабилизирует работу мозга лучше, чем жир в рационе, и ничто не влияет на работу мозга хуже, чем сахар и крахмал. Согласно текущей статистике, 75% вегетарианцев и веганов отказываются от своего образа жизни в течение десяти лет, чаще всего из-за состояния здоровья. Цифры шокируют (25).

Сложно в это поверить, но на самом деле я испытываю глубокое уважение к этим клиентам. Они заботятся о нашей планете, они задумываются о страданиях животных и о разрушении экосистем. Я тоже. Наш мир нуждается в подобных людях. Но отказываясь от животной пищи, они приносят себя в жертву во имя идеала, которого никогда не существовало в природе. В тех случаях, когда мне удавалось убедить клиента перейти на кето-питание с определенным количеством продуктов животного происхождения, мы замечали значительные улучшения в работе организма.

Обычно я предлагаю своим клиентам-вегетарианцам, поразмыслить над философским вопросом: если углеводное питание является нормой, почему ваше настроение и энергия нестабильны,  почему происходят скачки сахара, почему вы постоянно голодны и вам приходится постоянно что-то есть, чтобы утолить голод, который никогда окончательно не исчезает? Вы свободный человек, который может прожить свою жизнь так, как захочет, или нагульный скот на пастбище? И как вы думаете, кому выгодно такое ваше состояние?

 

ЗАМЕТКА ДЛЯ ЛЮБОПЫТНЫХ ВЕГЕТАРИАНЦЕВ: The Primal Fat Burner Plan предполагает употребление продуктов, производство которых поддерживает экосистему – исключительно мясо пастбищных животных, которых выращивали в правильных условиях. Подробнее об этом в Заключении. Для тех, кто придерживался вегетарианской или веганской диеты и сейчас готов перейти на кето-питание, в книге есть специальный план, который поможет быстро войти в строй. На первой фазе в рационе будут вкусные костные бульоны, которые легко усваиваются. Даже когда вы полностью перейдете на эту систему питания, вы будете есть небольшое количество настоящего мяса.

Когда мы вернемся к естественному для нашего организма и мозга образу питания, мы не просто улучшим физическое здоровье, но и получим определенную независимость – мы начнем понимать, что нужно нашему организму, и сможем удовлетворить его потребности наилучшим образом. Мы даже не начинали говорить о механизме сжигания жира, но я надеюсь, что вы убедитесь, что высокоуглеводистая низкожировая диета без холестерина, которую десятками лет публикуют в виде пирамид питания или на коробках с овсяными хлопьями,  не только необоснованное научно утверждение, но и прямо противоположное тому питанию, которое на протяжение 3 миллионов лет готовила для нас эволюция.